The Blog

Итоги второго дня XIX Конференции Форума Доноров

7. Тренинг «Ментальное здоровье и эмоциональное благополучие для команд» 

открыл второй день конференции Форума Доноров. Как отметила Юлия Весенева («Джонсон & Джонсон»), мы живем в 2021 году, когда тема ментального здоровья обретает совсем другие грани, привлекая к себе все больше внимания. В третьем квартале 2020 года почти миллиард долларов крупные инвестиционные компании вложили в сервисы по ментальному благополучию. Россия не осталась в стороне от этого тренда: в ТОП приложений по числу скачиваний за период пандемии попали приложения для сна и медитации. То есть очевидно, что теперь тема эмоционального фона касается каждого.

Пытаться избежать эмоционального выгорания — бессмысленно, куда важнее наращивать профессиональную устойчивость, — отмечает Ольга Сорина (Центр психологической помощи «Вдох»). Большинство инструментов доступны НКО и связаны с коммуникационной сферой, тем, как сотрудники взаимодействуют: друг с другом, с руководителями, с подопечными. Важно создавать как можно больше мероприятий для взаимодействия сотрудников (организационные собрания, супервизии, разборы кризисных историй, подведения итогов, обмен кейсами между отделами, эмоциональные отклики, неформальные встречи, выработка общих правил общения с партнерами и благополучателями). «В постоянном тушении пожаров почти не уделяется времени процессу и коммуникации в нем«. 

Mindfulness — это тренировка и культивирование осознанного отношения к себе, своему опыту «здесь и сейчас», особенно в трудных ситуациях, — рассказывает (Жасулан Абишев (MBSR). Мы привыкли реагировать на стресс по-разному: избегание, сопротивление и т.д. «Здесь же мы говорим о том, что нужно встречаться со своим трудным опытом, чтобы увидеть, в каком состоянии я нахожусь и принять решение, сделать осознанный выбор, куда я направляю свое внимание и как реагирую«. Мы все находимся в стрессе: это либо спешка, которая сейчас в тренде, либо режим «достигаторства», поэтому mindfulness — еще и про замедление. Медитация — это не про монахов в позе лотоса, за последние 40 лет проведено более 700 качественных исследований; есть отдельные области медицины (нейрофизиология, нейропластичность), которые исследуют, как mindfulness и практики осознанности влияют на мозг и нервную систему человека.

 

 

8. Наследие COVID-19 — новая роль доноров в поддержке здравоохранения

 

Должна ли измениться роль фондов и компаний, поддерживающих здравоохранение? На примере ФосАгро Дмитрий Бородич рассказал о том, как большинство доноров реагировали на пандемию: финансировали работу медучреждений и персонала, покупку СИЗов и оборудования, а в отношении своих команд стали вводить штатных психологов и уделять больше внимания вопросам реабилитации переболевших сотрудников.

 

Захаров Станислав («Норникель») предложил еще одну новую форму реакции — создание центров корпоративной медицины: «Мы поддерживали государство, проводили свои мероприятия, но серьезной динамики не было, оставалась неудовлетворенность населения моногородов уровнем здравоохранения, а для нас важно было превратить медицину в фактор, привлекающий в города присутствия«. В результате исследования было обнаружено, что «слабым звеном» является профилактика, это определило вектор работы создаваемого корпоративного центра здоровья Норникеля — главного медицинского оператора группы компаний. Он объединит в себе сеть здравпунктов, цеховые службы, медицинские центры и санатории. На этом пути ключевыми вызовами стали не только создание инфраструктуры «с нуля», но и привлечение персонала со всей страны, а также интеграция в действующую систему здравоохранения. Суммарные инвестиции на сегодняшний день составили 6 млрд. руб., до конца 2024 года ожидается еще 4 млрд.

 

Катерина Погодина («Джонсон & Джонсон») обратила внимание на те группы пациентов, которые остались в «вакууме» в ходе пандемии, например, с хроническими заболеваниями. «Помимо острых состояний всегда есть хронические, и они влияют на то, насколько мы будем здоровы как общество и насколько устойчивым будет наше здравоохранение«. Точку роста и приложения усилий всех секторов Катерина видит в том, чтобы эксперты из НКО, обладающие пониманием проблем самых разных целевых групп, участвовали в принятии важных решений на государственном уровне. Она привела пример Фонда «Круг добра», когда государство объединило усилия НКО по поддержке пациентов с орфанными заболеваниями.

Одним из партнеров доноров выступают пациентские организации. По мнению Полины Пчельниковой (Российская ревматологическая ассоциация), их ценность в том, что они обладают компетенциями в области системной работы как с пациентами и их семьей, так и со всеми другими стейкхолдерами системы здравоохранения.

 

БФ Amway «В ответе за будущее» в ковид приоритезировал свои целевые аудитории и сосредоточился на мамах многодетных или приемных семей, а также детей с ОВЗ. Фонд запустил онлайн-платформу РеФорма для женщин с онлайн-встречами на темы «Питание», «Психология», «Здоровье», «Тренировки», которая в итоге превратилась в межрегиональное сообщество, действующее в том числе и оффлан. Предусмотрена также девятимесячная пост-поддержка со стороны кураторов, что позволяет закрепить все сформированные здоровые привычки. «Просвещение населения, профилактическая работа поможет нам в дальнейшем более эффективно справляться с такими острыми кризисами, как ковид«, — подчеркивает Анна Сошинская.   

 

9. Дискуссия: «Управление изменениями в благотворительных организациях»

 

Стремительно меняющаяся обстановка заставила НКО принимать оперативные и не всегда системные решения. Елена Малицкая и Ирина Решта (Сибирский центр поддержки общественных инициатив) рассказали о результатах мониторинга НКО в Сибирском округе: при ограниченных ресурсах большинство организаций приоритезировали целевые группы для работы, опираясь на свою миссию. Новые форматы возникли преимущественно в ответ на незакрытые потребности благополучателей. Серьезно повысились компетенции внутри команд: за счет взаимозаменяемости, освоения новых инструментов, повышения личной ответственности и отказа от микро-менеджмента. 

 

Фонд «Со-единение» еще до пандемии пришел к осознанию, что рост невозможен без внутренних изменений в организации. По словам Алексея Артемьева, «если у организации не появляется административной функции, она может просто не перейти на следующий этап развития». В чем она проявляется? Помимо цифровизации, которая началась задолго до ковида, Фонд также сформировал параметры работы с контрагентами, процедуры, которые позволяют оценить их финансовую и организационную зрелость. Корпоративные стандарты крупных доноров, таких как Сбер, заставили специалистов фонда «освоить новый язык»: прозрачности, эффективности, ESG, ЦУР и др. Но очень важно проходить эти изменения вместе с донором, когда он либо внутри процесса, либо понимает важность такой трансформации.

 

Однако не все команды смогли оперативно перестроиться на новую модель работы, и особенно тяжело пришлось тем, кто не имел возможности проводить деятельность онлайн. Консультационный ресурсный центр для НКО и социальных предпринимателей г. Норильска» предложил таким организациям пересмотреть свой набор услуг и переориентировать его на платную основу или на новую аудиторию. «Очень хорошо это получилось у благотворительных ярмарок — они стали эко- и культурными инста-шопами«, — привела пример Елена Дудченко.

 

«Поначалу мы предполагали, что чем крупнее организация, тем больше у нее шансов преодолеть этап неопределенности«, — делится Ирина Лапидус (Фонд Потанина), но результаты проведения антикризисных конкурсов показали все многообразие активно действующих организаций, многие из которых обладают высокой адаптивностью, не располагая серьезными финансовыми или человеческими ресурсами. Совместно с Делойт Россия и СНГ Фонд Потанина разработал модель организационной зрелости, в основе которой лежат несколько компонентов:
1. связь с миссией и ценностями
2. планирование и операционная деятельность, возможность прогнозирования своего развития
3. коммуникация со внешними и внутренними стейкхолдерами
4. организационная структура и управление человеческим капиталом
5. управление рисками и соблюдение требований законодательства.

Каждому из этих компонентов исследователи присвоили уровни развития организации — от первого до пятого, и они дают понимание, по какому вектору организация может развиваться. В ближайшее время Фонд намерен завершить пилотную стадию и превратить модель в онлайн-инструмент, доступный для всех организаций. 

 

Отдельно упомянули эксперты и о таком механизме обеспечения оргразвития как фонды целевого капитала. В 2020м году объем эндаументов вырос почти на четверть, и число фондов целевого капитала также выросло на 10%. «В кризисные периоды эндаументы — это подушка безопасности, в спокойное время — это институт развития. Их основная задача — обеспечивать бесперебойное финансирование НКО, и во многом эта статистика связана с тем, что НКО осознали необходимость такой «подушки«, — рассказывает Кирилл Ольгинский (Фонд «Истоки»). Он также напомнил, что до 1917 года эндаументы составляли крепкий базис для всей филантропии: благотворитель не мог организовать приют или дом пристарелых, если он не обеспечивал его эндаументом или «неприкосновенным капиталом».

 

 

10. Дискуссия «ESG-повестка социально ответственного бизнеса стран БРИКС»

 

Компании во всем мире наращивают ресурсы, направляемые на поддержку местных сообществ. Об этом сообщила Кари Нидфельдт-Томас (CECP, США), представив статистику из глобальных исследований «Giving in Numbers». Интересно, что компании энергетического сектора в 74% случаев выражают поддержку в форме денежных пожертвований или грантов (и это самый высоки среди отраслей показатель), а коммуникационного сектора — напротив — лишь и 21% соответственно. При этом последние в 75% случаев предлагают нефинансовые услуги и ресурсы своим партнерам-НКО. Кари также остановилась на ESG-внедрении: по данным исследования, в 59% компаний намерены в ближайшие два года ввести реализацию ESG-стратегии в зону ответственности руководящего состава.

 

На примере Индии Анирбан Гош (Mahindra Group, Индия) рассказал о том, как бизнес и государство реализуют экологическую политику. Так, уже более двадцати лет в стране действует система маркировки товаров по степени энергоэффективности, а в последние годы упор сделан на возобновляемые источники энергии. Компании также софинансирую переработку автомобилей, приближая страну к переходу на циркулярную экономику. Кроме того, крупнейшие по уровню капитализации компании обязаны публиковать отчет по ESG-шаблону. В самой же Mahindra Group поощряются даже экологичные способы путешествия сотрудников в период отпуска. «Важно вовлечь в эту работу максимальное число участников«, — резюмировал Анирбан Гош.

 

Российскую специфику в рамках данного исследования прокомментировала Светлана Саркисова (Форум Доноров): 85% российских компаний отметили, что стали вкладывать больше ресурсов в E-проекты, 68% — в S. Относительно горизонта имплементации ESG-рамки большинство компаний придерживаются схожей позиции: если понимать под внедрением и стратегию, и принятие ежедневных решений, то, по мнению 62% опрошенных, этот процесс займет от 2х до 5ти лет. «Быстрого перехода», т.е. внедрения уже в в течение следующего года ожидают в 14% компаний.

 

В отличие от российских компаний, активно включающихся в ESG-повестку, инфраструктура пока не выглядит вполне готовой. Так, по словам Елены Дубовицкой (Сколково), в настоящее время существует уже масса ESG-рейтингов для бизнеса, но они не имеют согласованной методологии в части учитываемых факторов и их весов, в результате чего одна и та же компания в разных рейтингах может занимать диаметрально противоположные позиции. Она также отметила, что российский бизнес и компании из стран БРИКС имеют много общих черт в корпоративном управлении.

На конференции эксперты обсудили взаимосвязи между социальными вызовами. Анна Бушлякова («Филип Моррис Интернэшнл») в России отметила актуальность рассмотрения систем Экономики и Экологии в комплексе. «Можно вспомнить такое определение, что экология – это экономика природы. И в случае экономики, и в случае экологии мы имеем дело с ограниченными ресурсами, а в центре находятся интересы человека и общества. С одной стороны, все мы хотим жить в чистой, благодатной окружающей среде, с другой, у людей есть материальные потребности. Критически важно найти баланс между этими интересами. Для бизнеса это становится вопросом долгосрочной устойчивости. Для нашей компании одним из примеров устойчивой благотворительной программы, отвечающей на спектр социальных вызовов, стала поддержка малого и среднего бизнеса в рамках совместного с РСПП проекта «Инновационный бизнес-навигатор», который мы реализуем уже пять лет. В этом году он посвящен экологической повестке, что позволяет нам сделать еще один шаг в направлении устойчивой экономики за счет решения комплекса задач. Они включают в себя поддержку субъектов МСБ в пост-пандемийный период, стимулирование развития и внедрения инновационных экологических решений, вовлечение представителей МСБ в практики экологической ответственности и вклад в решение проблем охраны окружающей среды в регионах».

В ответственном банкинге устойчивое развитие может начинаться только с продукта. Такого мнения, основываясь на опыте Росбанка, придерживается Екатерина Плужник. «У нас здесь две задачи: 1. профинансировать переход наших клиентов к более устойчивой модели ведения бизнеса; 2. дать возможность нашим клиентам инвестировать в ответственные компании«. Примеры таких продуктов — это зеленые и социальные облигации и кредиты, привязанные к индикаторам ЦУР, и ими уже воспользовались Мосгортранс, Уралкалий и др. Однако не все стейкхолдеры готовы развиваться в этом направлении: так, меньше всего поддержки Росбанк находит в сегменте масс-маркета и среди некоторых поставщиков. С похожей проблемой сталкиваются и в регионах. Наталья Левицкая (БФ «Синара», ТМК) пополнила средствами массовой информации перечень тех партнеров, которые пока не видят себя в повестке устойчивого развития. Здесь, как утверждает Екатерина, предстоит еще большая информационная работа. 

 

Саша Болдырева подвела итоги второго дня конференции: «Сегодня можно констатировать, что неопределенность – это новая реальность, к которой мы все – и люди, и организации, — уже адаптировались. Она стала обыденной, что не обесценивает важность влияния факторов неопределенности на нашу жизнь. Мы понимаем, что есть запрос не только на обмен опытом, управленческими решениями – так как здесь трансформация идет полным ходом – и, конечно, в течение года мы будем организовывать такие площадки, направленные на диалог и передачу знаний и экспертизы – в том числе от профессиональных НКО к донорам – вчера эта тема поднималась несколько раз.

Но сегодня как никогда раньше слышен запрос на информацию, на исследования. Этот вопрос поднимался вчера как на дискуссиях, так и уже за рамками сессий. И мы понимаем, что очень много исследований проводятся, но их результаты остаются малодоступными – проводятся не только по заказу фондов или самими благотворительными организациями, но и исследовательскими институтами, академическим сообществом. И нам как ассоциации кажется важным постараться включится в эту работу – не только проводить собственные исследования, но и способствовать большей доступности существующей уже  аналитике. На этом мы закрываем конференцию. Следующая – 20 конференция Форума Доноров — состоится ровно через год. Спасибо всем за участие!«

 

Конференция состоялась благодаря поддержке «СУЭК»,  Филип Моррис, «Металлоинвест», Благотворительного фонда Сбербанка «Вклад в будущее», Еврохим, «РОСБАНК», «СИБУР», ТМК, «Норникель», «Дж.Т.И. Россия», «ЕВРАЗ».

Записи всех сессий конференции размещены в открытом доступе: https://www.youtube.com/playlist?list=PLikEGMJDvC738X6KG9l_nZomNM1p41XNn

Leave a Comment

Your email address will not be published.