The Blog

Итоги третьего дня конференции: ключевые тезисы спикеров

Конференция Форума Доноров. День 3. Повестка фондов

     Дискуссия: Благотворительность и устойчивость: взгляд донорских фондов

Оперативная помощь в первые месяцы распространения ковид — это не про устойчивость или стратегию, это чистое выживание. «Но мы понимали, что этим ограничиться не удастся — пандемия — это вызов всему существованию сектора», — рассказывает Мария Черток (Фонд КАФ). Поэтому следующим решением стала поддержка НКО, которые работают с самыми уязвимыми группами. Необходимо сделать какие-то шаги, чтобы вернуть сектору равновесие в этой новой ситуации. Свой вклад в это фонд вносит, поддерживая последние месяцы проекты по сохранению устойчивости самих НКО. На смену устойчивости организаций приходит устойчивость сообществ, когда люди способны сами мобилизоваться и помочь друг другу — приводит Мария в пример Фонды местных сообществ в регионах. Кроме того, Мария анонсировала ежегодную глобальную акцию, #ЩедрыйВторник — в этом году он пройдет в России 1 декабря.

«Привычный для нас подход — с изучением проблематики, с общением с экспертами, изучением лучшего опыта, пилотами этапами — пришлось пересматривать, признавать границы реального и двигаться вперед просто наощупь. И наша основательная ДНК часто вступала в противоречие с требованием времени, и нам иногда не хватало AGILE-подхода», — делится опытом Мария Морозова (Фонд Тимченко). Фонд сдвинул запуск двух новых проектов (солидарность сообществ и забота и помощь по соседству), но смог при этом «насытить» их новым смыслом: «сейчас мы запускаемся с гораздо более глубоким пониманием этих тем». По мнению Марии, помогла 1) сфокусированность на конкретных целевых группах, 2) экосистема партнерств, которая была выстроена за долгие годы, а затрудняли работу 1) дефицит достоверной информации и прогнозов, а также 2) долгосрочный характер текущего кризиса.

В фокусе антикризисных конкурсов Фонда Потанина оказались НКО, потому что они, по мнению Оксаны Орачевой, могли выступить проводником между донором и благополучателями, они лучше всех владели ситуацией в регионе и помогают сообществам искать собственные решения. «Таким образом, поддерживая посредников, мы могли оказывать помощь более широкому кругу благополучателей». Рассматривалось в фонде и решение самим научиться оказывать адресную помощь, однако возник вопрос соотношения результатов и затрачиваемых ресурсов на оказание такой помощи.

Директор Фонда Потанина также заявила о продолжении программ по поддержке устойчивости НКО: «Мы пришли к выводу, что рано ставить точку, надо продолжать проводить антикризисные меры. Но предлагаю посмотреть на то, какой вклад в будущее, которое мы формируем, эти меры добавляют». Сообщество сейчас преимущественно занимается «воспроизведением проектной логики, а не развитиям организации, которое не всегда укладывается в эту проектную логику», — подчеркнула Оксана значимость пересмотра моделей поддержки доноров от проектной к институциональной.

«Понимая, что все наши сообщества будут формироваться уже в новом, онлайн-формате, мы стали мыслить о себе как о некотором агрегаторе цифровых сервисов для наших социальных предпринимателей», — рассказывает Юлия Жигулина (Фонд «Наше Будущее»). Кроме того, в первую неделю карантина фонд провел марафон, где рассказали социальным предпринимателям, что нужно сделать, чтобы органично переместить свои активности в виртуальный формат.

Инициативность граждан и сообществ на местах находится сегодня в процессе пересмотра целей, — уверена Наталья Левицкая (КБФ «Синара»). На это повлияли и изменившиеся формы работы и невысокая готовность этих аудиторий к экспериментам и рискам. Уход от традиционных форм взаимодействия для местных сообществ потребует больше времени, — считает Наталья, опираясь на опыт работы в регионах. Но эксперт видит в этом и плюсы: НКО осознают важность и необходимость быть видимым для общества, вести социальные медиа — сегодня это становится общим правилом для всех НКО. Фонд создает для себя резерв активных лидеров-партнеров для реализации своих программ благодаря проекту «Лига управленцев», обучая их проектному мышлению, кредитивному дизайну, презентации собственных компетенций.

Юлия Мишина (Фонд «ОМК-Участие») рассказала о том, как фестиваль АРТ-Овраг помогает формировать горизонтальные связи в местных сообществах — фундамент устойчивости фонда. Через привлечение жителей к формированию программы, участию в стратегических сессиях, вовлечению местного бизнеса фестиваль превратился в масштабный городской марафон, «который поменял целый город». На основании именно этих связей весной удалось оперативно организовать помощь,  «в момент кризиса устанавливать их было бы уже поздно». В период ковид фестиваль заменило временное городское медиа — «ГУЛ» — «Город удивительных людей». В течение ближайшего времени Юлия прогнозирует большее внимание фонда к решению острых социальных задач в тех городах, где предприятия ОМК являются градообразующими.

     Дискуссия: Некоммерческий сектор в постковидную эпоху : взгляд операционных фондов

Открывая сессию, Дмитрий Поликанов отметил рост внимания к деятельности фондов и волонтеров не только со стороны государства, общества, но и СМИ. С этим утверждением согласна и Фаина Захарова (Фонд «Линия жизни»). Во время карантина сюжеты, которые появлялись на телевидение, позволяли собирать гораздо больше средств: обычно сюжет на НТВ позволял собирать 2.5-3 млн. рублей, но в пандемию эта цифра увеличилась вдвое: «Люди сидели перед экранами, у них была высокая внутренняя потребность помогать»: уменьшилась сумма, но увеличилось количество транзакций.

Марина Ефимова рассказала о том, как БФ «Жизнь без границ» поменял формы работы, подстраиваясь под желания своих благополучателей — детей и подростков, воспитанников и выпускников детских домов. Чтобы разнообразить образовательные онлайн-активности, не превращая их в очередной Zoom-урок, фонд проводил кулинарные телешоу: например, как на 500 рублей купить продуктов и приготовить обед на 4х человек? Видео записывалось, отправлялось в детский дом, ребята пробовали приготовить что-то сами и в ответ высылали свои видео. А в декабре фонд готовится запустить масштабный конкурс наставнических практик, который, дебютировав год назад, показал высокую активность нижегородцев в области менторства.

Подопечные фонда «Со-единение» — это те люди, которые всю жизнь находятся на самоизоляции, аналогичной той, в которую все попали весной, поэтому, делится Наталья Соколова, «нам было, чему у них поучится». С самого начала карантина фонд сумел организовать максимально бесперебойную подачу информации (в т.ч. обращения первых лиц) людям с нарушениями слуха и зрения. Почти 20 обращений Президента РФ, мэра Москвы, губернаторов регионов, главного санитарного врача было переведено на жестовый язык, смонтировано и опубликовано в соцсетях.

Основные проблемы были со стороны контрагентов, в первую очередь со стороны государства, которое на уровне системы не было готово к таким резким изменениям: перепрофилирование больниц, закрытие медучреждений и связанные с этим проблемы людей, которые нуждаются в постоянной медицинской помощи, а также коллапс логистической сети, сбой внутренних процессов у ряда корпоративных партнеров. На все это ушло очень большое количество времени, — рассказывает Ирина Бакрадзе (БФ «Подсолнух»). Жесткое финансовое планирование, постоянная аналитика, гибридный формат команды с использованием облачных инструментов, таск-менеджмента — это те «хорошие привычки» фонда, которые помогли ему пережить старт кризиса. Ирина отдельно остановилась на ограничении грантовых конкурсов: «в некоторых из них требуется, чтобы проект не совпадал с основной деятельностью организации, но как быть, если основная деятельность — это именно то, что приносит наибольший эффект?!». В большинстве стран благотворительность покрывает те сферы, где отсутствуют госпрограммы. В России фонды включаются и начинают просить деньги у общества очень часто не потому, что в бюджете нет средств, а потому что система дает сбой — почти в 50%. Это идет в противоречие планам крупных фондов разрабатывать и отдавать государству готовые решения незаметных ранее острых проблем.

     Дискуссия. Роль ЦУР в стратегии фондов. “Зачем ЦУРы фондам и зачем фонды ЦУРам?”

Маркос Нето (Программа развития ООН) рассказал о том, что впервые за 30 лет упало значение индекса человеческого развития: «Если и было движение в сторону ЦУР, сейчас мы оказались очень сильно отброшены назад».  Вдохновляясь словами Уинстона Черчилля, Маркос призывает использовать кризис: «Нельзя допустить, чтобы он пропал даром». В программе развития ООН всегда уделялось большое внимание развитию филантропии, одним из проявлений стала международная платформа SDG Philanthropy. Маркос рекомендует фондам, донорам и НКО начать соотносить планы и программы, в частности программу восстановления после ковид, с планами правительства своей страны. По словам эксперта, положительная динамика в частных пожертвованиях видна и в США, кроме того, доноры стали предоставлять большую степень свободы использования своих средств, в т.ч. не запрещая тратить их на административные расходы.

Оксана Орачева (Фонд Потанина) напоминает: «у ЦУР и благотворительности есть общая основа и цель — сделать наше общество более справедливым, чтобы качество жизни сегодня и завтра было более высоким». Между тем, сегодня этому партнерству препятствуют сразу несколько факторов: 1) трудности перевода» — как вписать сегодня ЦУР как устоявшееся явление в наш филантропический язык? «Национальные цели — это другой способ работы с темами, которые поднимают ЦУР». 2) глобальность — как соединить локальный уровень деятельности с глобальным осмыслением? «это требует усилий, и нам надо понимать, зачем их предпринимать». 3) партнерство и изменение отношений внутри благотворительного сектора — как использовать ресурсы (материальные и нефинансовых) максимально эффективно? «ЦУР для фондов — это метод расширить свою сферу влияния и приобрести новых партнеров», — дополняет Оксану Атье Дрекслер (Robert Bosch Stiftung).

«Благотворительность всегда отвечала задачам устойчивого развития и говорить, что в 2005 году с появлением сформулированной повестки что-то серьезно поменялось, нельзя. Это наша жизнь, и развитие человечества продиктовало необходимость сформулировать эти цели и систематизировать развитие государств, сознание людей и вовлеченность экономических секторов», — согласна с коллегами Фатима Мухомеджан (БФ «Искусство, наука и спорт»). В нашей стране пока не хватает бизнес-моделей в сфере благотворительности. «Для меня Фонд Джеффа Безоса и венчурные инвестиции в экологические стартапы являются прекрасным примером того, как должно развиваться благотворительное сообщество, по крайней мере та его часть, которая представлена крупными фондами и компаниями». Проблему Фатима видит в том числе и в отсутствии «достойных проектов, которые могли бы финансироваться таким образом, в результате которых можно было бы говорить, что это переход на другой уровень» качественных изменений в жизни благополучателей и другая ступень развития самого сообщества.

     Дискуссия: «Ориентация на ЦУР в коммуникациях НКО»

ЦУР — международная повестка, и если вы хотите вести на равных диалог с партнерами, нужно применять повестку УР к себе. НКО существуют преимущественно на собираемые средства, поэтому мы должны быть особенно прозрачны и подотчетны не только потому что в этом наша сущность, но и чтобы показывать этот пример социальной ответственности, чтобы объяснять людям, в чем смысл ЦУР и как им можно помочь. Так видит роль НКО Елена Тополева (АСИ).

Наталья Медведева (Форум Доноров) раскрыла особенности ЦУР-коммуникации в публичных отчетах НКО. Так, из 300 отчетов, поданных на всероссийский конкурс годовых отчетов НКО «Точка отсчета», всего в семи содержалось прямое указание на то, что организация работает на достижение определенных ЦУР ООН. Между тем, само такое указание не является необходимым, скорее от организации ждут, что это намерение будет читаться по содержанию годового отчета. Наталья напоминает: чтобы быть прозрачной, организации надо вести коммуникацию в рамках всей своей деятельности и используя все возможные инструменты. «Поэтому в рамках нового проекта «Рейтинг информационной открытости» мы также исследуем сайты организации и ее социальные сети. Партнерами проекта выступает Фонд президентских грантов и компания Делойт СНГ. Оценка будет строиться на четырех группах параметров, которые Наталья условно обозначила как: 1. Кто делает? 2. Что делает? 3. Сколько это стоит? 4. Насколько активна коммуникация? Рейтинг будет содержать в себе несколько частей, каждая из которых ориентирована на определенную группу стейкхолдеров: бизнес, местное сообщество, власть и др.

«Если мы говорим не о профессионалах некоммерческого сектора или бизнеса, а о среднестатистической человеке, для него нет такой темы, как ЦУР. Это абстракция, про которую говорят из телевизора и слова на билбордах, которыми увешаны центр Москвы и Питера несколько раз в году, и как это относится ко мне, как к человеку, который живет здесь и сейчас, совершенно непонятно», — предостерегает участников от переоценки роли ЦУР в обществе Наталья Каминарская (Благосфера). Возможно, нет существенной необходимости донести до широкой аудитории не смысл, а прежде всего слова «ЦУР».

Помочь организации и жителям включиться в ЦУР-повестку можно по-разному. Фонд «Добрый город Петербург» провел корпоративную встречу, где работники фонда поговорили о том, каковы ЦУР-предпочтения каждого сотрудника. «Оказалось, что мы все примерно на одной волне: все собирают раздельно мусор, ходят с эко-сумками и др.» Результатом встречи стала оформленная политика организации, в которой закреплялся статус «зеленого офиса», отмечался приоритет локальных производителей и поставщиков для партнерства с фондом при подготовке мероприятий, фиксировались гибкие и устойчивые практики управления, включая поддержку сотрудниц и сменяемость лидерства и др. Широкую аудиторию фонд попробовал привлечь, задействуя на музыкальном фестивале городских активистов. «В нашем годовом отчете немного отсылок к ЦУР, но в наших коммерческих предложениях они практически на каждой странице», — закончила Дарья, откликаясь на слова Натальи Медведевой.

В своих коммуникациях НКО необходимо спускаться от уровня целей, слишком общих и не всем понятных, до уровня конкретных задач. Такую рекомендацию участникам дает Иван Кухнин (Делойт СНГ). Для НКО это не представляет трудности, потому что они, по мнению эксперта «все больше походят на корпорантов с точки зрения выстраивания управленческих процессов и оценки». Иван представил результаты секторальной аналитики на глобальном уровне: 59% экспертов в 70 странах считают НКО группой, вносящей наибольший вклад в достижение ЦУР, потому что они обладают уникальной экспертизой, потенциалом выстраивания диалога с широкими аудиториями. Использование ЦУР в отчетности НКО позволяет предоставлять данные для максимизации совместных усилий, обеспечивать доверие к деятельности в рамках глобального партнерства, распространять осведомленность о ЦУР, координировать свои действия с другими стейкхолдерами. Свой вклад в достижение 17 ЦУР в России компаний видит, в том числе, в реализации нового проекта с Форумом Доноров «Рейтинг информационной открытости НКО», — где специалисты Делойт помогают сформировать методику оценки информационной открытости. «Наша основная цель не зарейтинговать всех, а повысить доверие к организациям некоммерческого сектора, потому что прозрачность помогает выстраиванию доверительных отношений».

Leave a Comment

Your email address will not be published.

buca escort escort izmir buca escort escort izmir denizli escort side escort bayan konyaalti escort kemer escort escort izmir eme escort cigli escort izmir escort buca escort